Поиск
  • Dmitry

Женщины в йоге: возможная история (часть I)

Пост обновлен апр. 11

Автор: Аги Виттич


Введение


Настоящая работа является результатом честного исследования положения женщин в йоге, как в прошлом, так и в настоящем, относительно исторических и социальных событий, с учётом их влияния на дисциплину йоги и для практикующих женщин. Йога уходит своими древними корнями в индуистские писания, и всё же она очень популярна в современной культуре. Было бы наивно предполагать, что древняя йога и йога нынешняя есть выражение одного и того же.


В современном мире йога, кажется, есть повсюду, она применима ко всему и подходит каждому. Когда люди говорят, что они «занимаются йогой», они обычно имеют в виду форму физической дисциплины или практики упражнений, которые обладают способностью исцелять, наделять здоровьем и повышать самооценку, и за редким исключением они имеют в виду нечто большее, чем просто физические упражнения. Это может означать «более глубокую связь» между телом и душой или, что более широко известно, единство тела, ума и вселенной, которое может быть достигнуто с помощью практики йоги. Однако это не главная причина, по которой люди практикуют йогу. Обычно есть более желанные побочные эффекты йоги, такие как снятие стресса, потеря веса, способность сосредотачиваться, улучшение творческих способностей, устранение физической боли и т. д.


Йога зародилась в древней Индии как одна из шести дисциплин, даршан. Как объясняет Джеральд Ларсон, почётный профессор кафедры религиоведения в Университете Индианы и один из известных сегодня экспертов по философии санкхьи и йоги, «Йога так же стара или старше, чем письменная история, её истоки по большей части теряются в древности, Центральной, Западной и Южной Азии». Чтобы сказать, что йога эволюционировала, необходимо знать о её происхождении, но при более внимательном рассмотрении предмета это кажется невозможным. В каждой эпохе была своя «практика йоги», и говорить об «истинной» или «чистой» форме йоги в сравнении с «фальшивой» и «нечистой» формой йоги было бы чрезмерным упрощением. Кажется очевидным, что йога не может быть оторвана от культурных традиций (хотя практика йоги стремится уменьшить внешние влияния на практикующего, возможно, что она не сделала это сама по себе), поэтому мы можем отметить, что йога зародилась в Индии на основе философии санкхьи, веданты и религиозных верований, и что целью йогической практики во всех известных нам произведениях было стремление к освобождению. Как будет показано ниже, разнообразие религий в Индии и социальные изменения повлияли на понимание практики йоги.


Цель йоги – устранить невежество, авидью, которое покрывает наше истинное «Я». Считается, что это «Я» не связано земными мерками, такими как время и пространство, а также возрастом, полом и социальным статусом. Практика йоги направлена на устранение этого невежества, освобождение практикующего от боли и страданий (вызванных иллюзорным пониманием ложного «я») и освобождение с помощью сил истинного понимания и реализации.

Практика йоги неизбежно и очевидно изменилась. Если в древней Индии йогу преподавали в индивидуальном формате, «один на один», то в настоящее время это практика в забитых до отказа залах, где один учитель обучает сразу многих. Благодаря инновациям в печати и новым технологиям стало возможным заниматься йогой по книгам, DVD или видео на YouTube (а в последнее время – и в онлайн формате по интернету. – Прим. пер.). Это сделало йогу доступной и широко распространённой, хотя некоторые могут возразить, что за это пришлось заплатить высокую цену – потерей подлинности и коммерциализацией.

Несмотря на то, что в настоящее время большинство практикующих йогу – женщины, по крайней мере, на Западе, учёные предполагают, что йога практиковалась, преподавалась и писалась мужчинами и для мужчин. Сегодня большинство книг по йоге на английском языке написаны женщинами, и большинство покупателей и читателей этих книг также женщины. Подобного рода дихотомия требует лучшего понимания того, как йога превратилась в то, чем она является сегодня.


Первая часть этой статьи будет посвящена краткому описанию древних корней практики йоги. Поскольку невозможно охватить более двух тысяч лет (или более того) эволюционирующего явления, будут рассмотрены два влиятельных и широко распространённых текста: «Йога-сутры» Патанджали (PYS) и «Хатха-йога прадипика» (HYP) Сватмарамы (оригинальное название этого произведения Сватмарамы – «Хатха прадипика». – Прим. пер.). Хотя эти два текста разделены тысячелетиями и различаются метафизической парадигмой, они схожи в том, что известно как основа практики «аштанга-йоги». Эти тексты, возможно, реконструированные западными востоковедами-индологами, рассматриваются индийскими и западными учителями йоги как наиболее авторитетные в истории йоги. В контексте этих произведений будет обсуждаться вопрос о женщинах, в соответствии с текстовыми и историческими данными, наряду с феминистским предположением, что женщины были частью истории йоги, даже если они не упоминались непосредственно в трудах, ориентированных на мужчин.


Во второй части будут обсуждаться основные пропагандисты йоги, в основном индийцы мужчины, которые говорили и писали на английском, путешествовали по Западу и преподавали йогу по всему миру. Эти сторонники йоги действовали в условиях колониального правления и ориенталистских взглядов, в то время как некоторые были частью движений за политическую независимость, другие склонялись к западной философии, а третьи находились под влиянием западной науки и медицины. Чтобы лучше понять реконструкцию синкретической формы йоги в Индии, нельзя упускать из виду социально-политическое влияние двух столетий культурной и идеологической, а также политической и экономической колонизации. Самое главное, что одновременно с реформами в области прав женщин это было время, когда йога была демократизирована и секуляризована и, таким образом, стала доступной для женщин. Именно эти черты стали превалировать в современной йоге, известной нам сегодня.


В последней части будут разбираться вопросы, связанные с йогой в западном мире, особенно в Соединенных Штатах, цели практики йоги, индустрия йоги, тело в йоге, а также феминистский потенциал йоги. Со времён демократизации йоги авторитет йоги был подорван. Под сенью коммерциализации и коммодификации она превратилась скорее в орудие порабощения, а не в инструмент окончательного освобождения.



Часть I: Древняя классическая йога и статус в ней йогини


Древняя йога как классическая йога


Считается, что самым ранним вещественным свидетельством йоги является «Печать Пашупати», датируемая 2500 годом до н. э., в то время как первое письменное свидетельство можно найти в Ригведе, датируемой приблизительно XV веком до н. э. Хотя об обществе того времени известно немного, можно предположить, что женщины были частью духовной жизни, согласно археологическим находкам того времени. Как объясняет Дженис Гейтс, работавшая на факультете известного Калифорнийского центра исследований и образования йоги, «участие женщин в ритуалах считалось благоприятным, даже необходимым, для божественного присутствия, ведь женщины ассоциировались с плодородием, ростом, изобилием и процветанием... есть многочисленные ссылки на женщин-учёных [в Ведах], учителей, мистиков, жриц и философов, а также на двадцать семь женщин-мудрецов...». Эти практикующие йогу, согласно Гейтс, практиковали её в «самом широком смысле», признавая связь между человеческим и божественным царством через жертвоприношение.


В более поздних текстах, датированных V веком до н. э., йога упоминается подробнее. Среди них – «Катха упанишада», «Шветашватара упанишада», «Майтри упанишада» и «Махабхарата», где йога выступает как метод обретения освобождения от оков этого мира, то есть мокши. В этих произведениях упоминается маленькая группа мудрых духовных женщин, некоторые из которых определены как йогини. Среди этих женщин можно найти интеллектуальную отшельницу Шулабху, которая спорит с царём Джанакой, что женщины могут достичь освобождения теми же способами, и что касается их истинного «Я», то есть Атмана, то между мужчинами и женщинами нет существенной разницы. Другая женщина-муни – Гарги, спорит с мудрецом Яджнявалкьей и почти побеждает его, но вместо этого замолкает. Говорят, что Митрейи, жена Яджнявалкьи, больше всего на свете интересовалась духовным знанием и в результате познала Бога.


Вышеупомянутые тексты представляют досовременные формы йоги. По словам Де Микелису, бывшего профессора факультетов богословия Кембриджского и Оксфордского университетов, «досовременные формы йоги [...] окажутся более синтетически устойчивыми просто потому, что практические и теоретические следствия их аксиоматических идей [...] культивировались, рационализировались и фиксировались в течение как минимум двух с половиной тысячелетий систематическим, непрерывным, кумулятивным и, в широком смысле, логически последовательным образом». Это определение досовременных форм йоги контрастирует с современными формами йоги, которые развились позже, в таких произведениях как «Йога-сутры» Патанджали, считающихся классической йогой.



«Йога-сутры» Патанджали как классическая йога


Первым детально проработанным текстом по йоге как доктрине является «Йога-сутры» Патанджали, датируемый II-IV веками н. э. Некоторые учёные, большинство учителей и практиков йоги считают его основой классической йоги. По словам Марка Синглтона, исследователя современной йоги на факультете богословия Кембриджского университета, этот термин привит позднее предполагаемой традиции Патанджали, «как она была сформирована благодаря ориенталистской науке и возрождению современной индийской йоги [...], а не как исторические указания к древним корням динамической постуральной системы под названием “аштанга йога”». Кроме того, Синглтон утверждает, что «переводческие проекты колониальных времён были нацелены на утверждение критических привычек и ценностей европейской философии в индийские умы через индуистские священные писания и последующие ревизии этих текстов индийскими культурными националистами, стремящимися идентифицировать и интерпретировать окончательный канон современного индуизма… ». Синглтон также заявляет, что этот текст не был авторитетным ни для большинства систем йоги, ни для традиции функциональной практики. Точно так же Либерман Кеннет, профессор религиоведения в Орегонском университете, утверждает, что первые европейцы, изучавшие йогу, в первую очередь интересовались её философией и изучали её у брахманов в XIX-XX веках.


Первый широко распространённый перевод на английский язык был сделан американцем для американцев. Теософ Уильям Куан Джадж интерпретировал «Йога-сутры» в 1889 году в Нью-Йоркском теософском издании, в котором писал: «Это попытка истолковать их для западных умов, незнакомых с индуистскими способами выражения мысли и столь же непривычных к их философии и логике». Более того, согласно Синглтону, понятие классического, одобренное и усиленное европейской интеллигенцией, использовалось в качестве основы и авторитета для тех, кто стремился установить чёткую идентичность и чувство собственного достоинства для культурных произведений Индии. Наконец, Йоханнес Бронкхорст, индолог и почётный профессор Лозаннского университета, утверждает, что «Йога-сутры» были связаны с множеством различных философий, а не с источником независимой традиции йоги.


Хотя вполне вероятно, что «Йога-сутры» не являются текстовым свидетельством «изначальной йоги», они считаются таковыми учителями и практиками йоги XXI века и оказали влияние на развитие современной йоги. Таким образом, понимание основных тем в них может объяснить феномен йоги в более поздние времена.


Йога, представленная в этом произведении, определяется как техника тела-ума, которая направлена на то, чтобы соединить нас с нашей собственной истинной природой, заставляя ум замолчать и тем самым освободить нас от ложного восприятия мира и нас самих, что неизбежно заставляет нас страдать. Практика йоги состоит из восьми ступеней или частей, то есть «аштанга-йога»: моральные кодексы и правила поведения (яма и нияма), позы (асана), контроль дыхания/жизненной энергии (пранаяма), отстранение чувств (пратьяхара), концентрация (дхарана), медитация (дхьяна) и просветление (самадхи). Эти части появляются снова и снова в более поздних йогических произведениях и известны сегодня учителям йоги и образованным практикующим.


Среди этих компонентов йоги более пристальное внимание следует уделить одному из моральных кодексов, относящемуся к целибату, или сексуальному контролю, то есть брахмачарьи. Вполне возможно, что в ведической традиции, кратко рассмотренной выше, женщины могли свободно учиться и становиться брахмачарини, но, по мнению учёных, которые полагаются на толкование сутр Вьясой, термин в этом произведении относится к мужскому целибату, сохранению семени и особенно к отрешению от женщин и безбрачию. Основным термином, используемым в этом контексте, является «вайрагин», практикующий мужчина, который «лишён желаний» по отношению к материальным объектам.


Ещё один интересный аспект – это практика пранавы, то есть произношения слога «аум». По словам Кэтрин К. Янг, профессора религиоведения в Университете Макгилла, эта практика была связана с изучением Вед и поэтому была неприемлема для женщин. Кроме того, она утверждает, что женщины не могли заниматься аскетизмом в консервативных кругах. С другой стороны, Стефани Джеймисон, профессор кафедры азиатских языков и культур Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, представляет убедительные доказательства того, что женщины действительно знали, слышали и часто повторяли ведические мантры. Поскольку йогическая среда, вероятно, не учитывала «консервативные круги», возможно, что женщины практиковали пранаву в соответствии с предписаниями Патанджали.


На смену участию женщин в ведическую эпоху пришли патриархальные брахманические времена, которые нашли отражение в «Законах Ману», «Манава Дхарма шастра», составленных около 200 г. до н. э., где женщине приписывалась роль домохозяйки, что являлось её стри-дхармой. В отличие от мужчин, которые должны были учиться до свадьбы и покидать свой дом в поисках духовной жизни в лесу. Другой подход к этому вопросу – метафизическая гендерная дихотомия: в то время как истинное «Я», то есть Пуруша, считается мужским (пуруша в переводе с санскрита – мужчина, душа, бог. – Прим. пер.), материальный мир, который ускользает от нашего ума, считается женским. Хотя эти утверждения не являются окончательными, они могут позволить сделать предположение об исключении женщин из практики йоги во времена Патанджали. Однако сегодня учёные делают выводы, что эти законы не были приняты и не применялись на всей территории Индии, особенно среди южноиндийского дравидийского населения, сельских жителей и представителей низшей касты. Более того, предполагается, что эти законы были закреплены в качестве окончательного индуистского закона брахманами в британских колониальных судах. Таким образом, в отсутствии надежного кодекса законов того времени представляется самонадеянным делать однозначный вывод, были ли женщины исключены из практики йоги или нет.


Основные темы «Йога-сутр» Патанджали вновь появляются в более поздних произведениях, которые развивают практику йоги. Вероятно, авторы этих трудов не считали себя продолжателями традиции Патанджали, но всё же включали, например, аштанга-йогу. Эти произведения, считающиеся средневековыми текстами по хатха-йоге, появляются в основном после XI века. Среди них самым известным и влиятельным произведением XIV века считается «Хатха-йога прадипика» Сватмарамы.


Средневековая йога


Второй по значимости текст, известный западным практикам йоги и пропагандируемый ими, – это «Хатха-йога прадипика» XIV века. Хотя существовали произведения, которые предшествовали ему, они не переводились на английский язык до конца XX века, а некоторые из них до сих пор доступны только на санскрите. Самый ранний текст по хатха-йоге, известный сегодня, – это «Дат