АККА МАХАДЭВИ
Карнатака, 1130-1160 гг.
Hinduism_today_rus_2019_1.jpg

Четыре отрезка дня

Я горюю о Тебе.

Четыре отрезка ночи

Я без ума от Тебя.

Всё время потерянная,

Я страдаю по Тебе днём ​​и ночью,

О, Господь, Белоснежный как жасмин.

Акка Махадэви – пылкая почитательница Господа Шивы, поэтесса-святая вирашайвской традиции, религиозном (шиваитском) направлении индуизма, ставшим популярным в Южной Индии в XII веке. Приставка «акка», что значит на языке каннада «старшая сестра», – исконный почётный титул в южно-индийской традиции бхакти. Каннада является   дравидийским языком, на котором сегодня в основном говорят в штате Карнатака. У этого языка давняя и богатая литературная традиция, в которую Акка Махадэви внесла свой большой вклад, сложив сотни стихов (на сегодня известно 300 её стихов) как подношение Богу. Стихотворения этого жанра известны как вачаны, что означает «высказывания» или «афоризмы». Обычно это белый стих в виде стоп, состоящих из шести-двенадцати строк. Ритмический рисунок вачан создаётся не за счёт звука (и рифмы), как в большинстве стихотворных форм, а посредством семантики и клишированных фраз. Вачаны настолько глубоки и эмпирически богаты, что их почитают как Упанишады на языке каннада. Два коротких сочинения Махадэви, «Мантрагопья» и «Йогангатривидхи», считаются её лучшим вкладом в поэзию южноиндийской бхакти. Духовными братьями Махадэви в знаменитом Собрании каннадских поэтов были Дасимайя, Басаванна и Аллама Прабху. Вачаны Акки Махадэви являются «очень личными, очень поэтичными, образными выражениями мистического опыта и духовного понимания, изобилующими волшебными свадебными образами», – говорит голландско-канадский ученый Роберт Зиденбос. Как современные искатели, мы встречаемся с Махадэви Аккой через её вачаны, в которых она демонстрирует различные стхалы или уровни духовного развития и иллюстрирует три формы любви, обычно встречающиеся в санскритской поэзии: «запрещённая любовь», «любовь в разлуке» и «любовный союз». Решительная бхакти и в свое время лидер движения вирашайвов, Акка Махадэви является сегодня иконой феминизма и социальной активности.

 

Легендарная жизнь Махадэви

 

Махадэви родился в деревне Удутади, около 1130 года, в Шимогском районе штата Карнатака. Посвященная в шиваитскую традицию в возрасте десяти лет, только после этого события она считала себя по-настоящему рожденной. Когда она выросла и превратилась в прекрасную деву, некоторые стали видеть в ней Богиню Рудраканнику, воплотившуюся на Земле с духовной целью. Еще в детстве Махадэви была пленена Господом Шивой в образе Ченнамалликарджуны, «Прекрасного Господа, белоснежного подобно жасмину», главного Божества  в её деревенском храме. Имя Ченнамалликарджуна встречается во всех её стихах как подпись (анкита) и призыв Шивы.

Как и Андаль в Южной Индии и Мирабаи на севере, Махадэви считала своим суженным исключительно Самого Господа. Однажды царь по имени Каушика увидел Махадэви и влюбился в неё. Когда он подошел к её родителям, чтобы попросить её руки, Махадэви запротестовала. Царь не только не мог сравниться с Ченнамалликарджуной, но даже не верил в существование Бога. Но Каушика всё же убедил родителей Махадэви и взял девушку замуж. Чандра Мудалияр пишет, что один из стихов содержит три условия её брака, в том числе, что она может свободно проводить время в служении и в общении с преданными («Религиозный опыт индуистских женщин –  исследование Акки Махадэви»). По другим сведениям, она никогда не выходила замуж за Каушику, или брак был заключён, но они не жили вместе.

Каушика был материалистом, для которого первостепенным оставались чувственные наслаждения, в то время как Махадэви превзошла мирское существование и была полностью поглощена своей преданностью Прекрасному Господу Белоснежному-как-жасмин. Неудивительно, что вачаны Акки Махадэви обращены к этим конфликтам и изображают её тоску по её возлюбленному и единственному законному мужу, Ченнамалликарджуне.

 Со временем Каушика так сильно навязал ей свою волю, что она решила сохранить своё достоинство, покинув его навсегда. Легенда гласит, что она оставила место своего рождения, родителей и даже одежду, как окончательный акт социального неповиновения. Она стала странствующей отшельницей, укрытой только своими локонами, занятой поиском Ченнамалликарджуны и общества преданных Ему.

В конечном итоге она достигла Кальяны в северной части штата Карнатака, эпицентре вирашайва-бхакти, где она встретила святых поэтов Алламу Прабху и Басаванна. Именно тогда состоялась знаменитая беседа между Алламой и Махадэви, своего рода диалог гуру-ученик, в ходе которого Аллама задал вопрос о её муже, на который она ответила, что всегда была и есть замужем за Ченнамалликарджуной. Затем он задал ей другой очевидный вопрос (отрывок из «Разговор о Шиве», А. К. Рамануджан): «Зачем снимать одежду, как если бы этим жестом можно было избавиться от иллюзии? И всё же укрываться локонами волос? Если сердце такое свободное и чистое, к чему менять сари на покрывало из волос?» Её ответ был смел и честен: «До тех пор, пока внутри плод не созреет, кожура не отвалится. Я чувствую, что тебе было бы больно, если бы я обнажила знаки  (следы) любви своего тела. О брат, не дразни меня понапрасну. Я всецело принадлежу моему Господу Белоснежному-как-жасмин». Её ответ был настолько глубоким, что впоследствии она была принята в семью святых вирашайвов.

Акка Махадэви некоторое время провела в городе Кальяна на «Анубхава Мандапе», знаменитом форуме вирашайвов для духовных дискуссий, после чего продолжила свое неистовое, опьянённое Богом паломничество. В конце концов, она достигла священных гор Шришаилам в современном Андхра-Прадеше, где нашла Господа Малликарджуну и заблудилась в Нём. Ей едва исполнилось двадцать, когда она вошла в леса Кадали и бросила своё тело в единство с Шивой.

Вачана, приписываемая Акке Махадэви, свидетельствует, что к концу её жизни царь Каушика навещал её в лесу и просил прощения.

Вачаны Акки Махадэви

 

Из «Разговор о Шиве», перевод на английский язык:  А.К. Рамануджан.

 

Подобно…

Сокровищу, спрятанному в земле,

Вкусу в плоде,

Золоту в золотоносной породе,

Маслу в семени,

Абсолюту в глубине сердца,

Сокрыты пути нашего Господина

Белоснежного как жасмин.

Ты лес, Ты все огромные деревья в лесу,

Ты птицы и звери,

Резвящиеся внутри и снаружи.

О, Господь, Белоснежный как жасмин,

Наполняющий всех и наполненный всеми,

Почему Ты не откроешь мне Своё лицо?!

  

❃ ❃ ❃

 

От голода

В чаше для подаяния найдётся рис.

От жажды

Есть водоёмы, ручьи и колодцы.

Для сна

Подойдут развалины храмов.

Для душевной компании

У меня есть Ты, о Господь,

Белоснежный как жасмин.

 

❃ ❃ ❃

 

Я люблю Красавца,

Которому не ведома смерть,

Того, кто не подвержен тлену, не имеет ни формы,

Ни местоположения, ни сторон,

Не имеет ни конца, ни начала.

Я люблю Его, о Мать. Послушай!

Я люблю Прекрасного,

Того, кто ничем не связан,

У Кого нет ни страха,

Ни рода, ни земель,

Ни границ Его красоты.

Это мой Господин, Белоснежный как жасмин,

Мой Супруг.

Возьми этих мужей, что подыхают и разлагаются

И накорми ими огонь Своей кухни!

 

 

Рисунок: Банни Шикхон. Одетая в локоны: следуя традиции вирашайвов, Махадэви держит Шивалингам в одной руке и предлагает ему цветы.

(С) Индуизм сегодня 2020, 2 (11)

© 2012-20 ООО "Хиндуизм Тудэй". Все права защищены.

  • Круглая иконка Facebook черного цвета